Обмен учебными материалами


Снова убивать (другой перевод) 5 страница



– Кто же еще?

Я думал, она вот-вот спросит: «Вы что, дурак?» – но она сдержалась и лишь молча смотрела на него.

Вульф ответил:

– Не могу знать. Но могу кое-что сообщить. Сегодня вечером Сковил был здесь. Мистеру Гудвину он объяснил, что пришел раньше назначенного часа, чтобы понять, что я за тип. В пять двадцать шесть, когда он сидел в кабинете и ждал меня, ему позвонил мужчина. Мистер Сковил ушел сразу после звонка. Вы видели, как вскоре после вашего прихода к нам явился еще один неожиданный посетитель, и я попросил вас подождать в гостиной. Посетителем оказался полицейский. Он и сообщил нам об убийстве, о приметах убитого и о том, что в кармане куртки у него нашли лист бумаги, где записаны мои фамилия и адрес, а также список имен: Клара Фокс, Хильда Линдквист, Майкл Уолш и маркиз Клайверс. Сковил был убит всего через девять минут после того, как вышел из этого дома.

Клара Фокс сказала:

– Я видела, как он это записывал, когда мы обедали.

– Ладно… Мистер Уолш, отвечайте! Это вы звонили сюда Сковилу в пять двадцать шесть?

– Само собой, нет! Откуда? Дурацкий вопрос. Я и не знал, что он притащился к вам.

– Вполне возможно. Но возможно и то, что он назначил вам у меня встречу. Когда он явился, здесь находился еще один человек, наш клиент, и Сковил направился сразу к нему, но сказал, что это не Майк Уолш.

– Ясное дело, Майк Уолш – я. Я. Мы в самом деле договорились о встрече, но вместе с мисс Фокс и в шесть. Так что не надо. Лучше скажите, где Сковил. Я хочу его видеть.

– Всему свое время, мистер Уолш… Мисс Фокс, вы звонили сюда Сковилу?

Она покачала головой:

– Нет. Конечно нет. По-моему, вы сказали, что ему позвонил мужчина.

– Возможно. Но Фриц мог и ошибиться. Мисс Линдквист, это не вы звонили?

– Нет. Я никому не звонила в Нью-Йорке, кроме Клары.

– Н-да. – Вульф вздохнул. – Видите ли, в чем дело. Кто бы это ни был, он знал, что Сковил в Нью-Йорке и что он у нас. Кто, кроме вас троих, мог знать об этом?

Хильда Линдквист сказала:

– Маркиз Клайверс.

– Почему вы так решили?

– Не знаю. Я так думаю. Клара ездила к нему, и он пригрозил ей полицией, если мы от него не отстанем. Он мог нанять кого-нибудь из детективов, и они увидели Клару с Харланом и сообщили Клайверсу. А он потом позвонил…

– Вполне возможно, мисс Линдквист. Допускаю. Вполне возможно. Если же заменить детектива на кого-нибудь из его свиты, то ваша версия станет еще более вероятной. Но даже если вы и правы, что мы тут можем сказать полиции? Что британский пэр, прибывший в нашу страну с официальным визитом по делам высочайшей государственной важности, застрелил Харлана Сковила на углу Тридцать первой улицы? У меня много знакомых в полиции, и уверяю вас, там эта мысль никому не понравится.

Майк Уолш сказал:

– К черту всех ваших полицейских.

Клара Фокс спросила:

– А тот детектив, который сюда приходил… который вам сообщил… про убийство. Он ведь прочел наши имена. Почему же он не хочет поговорить с нами?

– Он хочет. Еще как хочет. Видите ли, поскольку на листке значились только ваши имена без адресов, он вас найдет не сразу. Я решил не сообщать ему о том, что вы случайно именно в этот момент оказались в моей гостиной, так как мне самому нужно было сначала закончить наш разговор, чему он непременно помешал бы, забрав вас на весь вечер.

– А тот… детектив возле моего дома… Не мог ли он там меня караулить из-за Харлана?

– Нет. У них не было времени вас найти. А следили, между прочим, еще и за гаражом.

Клара Фокс посмотрела на него и тяжко вздохнула:

– По-моему, я угодила в ловушку.

– В две, мисс Фокс, вы угодили сразу в две ловушки.

Вульф позвонил Фрицу, чтобы тот принес пива.

– Но не исключено, что при ближайшем рассмотрении нам удастся свести их к единому знаменателю.

Загрузка...

Глава седьмая

Чем дальше, тем я меньше слушал Вульфа. Мысли перескакивали с одного на другое, ни на чем не задерживаясь. Собственно говоря, с того момента, когда Слим Фольц прочел список имен, а Вульф все равно не сказал ему, что трое из этого списка сидят у нас в гостиной, мне с каждой минутой становилось все неуютней. Вульф брался за дело, связанное с убийством, но факт оставался фактом: в списке значилось имя титулованного иностранца, а это означало, что полиция будет работать всерьез. Рано или поздно найдут всех, но когда узнают, что эта троица отсиживалась у нас, то здорово разозлятся. На нас там и так время от времени кто-нибудь да злился, считая, что Вульф слишком много себе позволяет, а на этот раз они разорутся вовсю. Я знал манеру Вульфа, и потому, когда он прощался с Фольцем, решил, что он сейчас с ними поболтает, узнает что ему нужно и позвонит Кремеру в отдел убийств или Дику Морли в прокуратуру, организовав им всем приятную встречу. Но время шло к одиннадцати, а он все болтал и никак не мог наболтаться. И мне это нравилось все меньше.

Последнюю фразу я тем не менее услышал: о двух ловушках и общем знаменателе. И уловил идею. И вот тут мои мысли перестали скакать и сосредоточились на ней. Да, я и сам понимал, что, скорее всего, действительно есть прямая связь между распиской Клайверса и обвинением в краже тридцати тысяч баксов. Клара Фокс разыскала этого типа, выложила ему все как есть, и он ее выставил вон. Но наверняка ему все это не понравилось, даже очень. Он наверняка испугался – он ведь джентльмен. И вот через несколько дней в его гнусной головенке рождается мысль о подставе. Неплохо было бы выяснить, знаком ли этот маркиз с мистером Мьюром, а если да, то насколько. Клара Фокс сказала, что Мьюр шотландец, а значит, доверия он заслуживает не больше, чем англичанин, если не меньше. Вульф, как всегда, меня обошел, но не настолько, чтобы совсем уж оторваться, я дышал ему в затылок.

Между тем разговор продолжался, и я думал и краем уха слушал. Под конец, когда Вульф сказал про общий знаменатель, Майк Уолш вдруг встал и объявил:

– Я ухожу.

Вульф посмотрел на него:

– Не спешите, мистер Уолш. Сядьте.

Но тот не собирался садиться.

– Мне пора. Я должен увидеть Харлана.

– Мистер Сковил мертв. Прошу вас, сэр. Нужно прояснить еще пару вопросов.

Уолш рявкнул:

– Мне все это не нравится. Вы что, не видите, что мне это не нравится?

Он бросил свирепый взгляд на Вульфа, мельком зацепив и меня, но все же сел на край кресла.

Вульф сказал:

– Время позднее. Перед нами три проблемы, и все три непростые. Во-первых, кража в «Сиборд продактс». Поскольку она касается только лично мисс Фокс, кражу мы обсудим с ней позже. Вторая проблема у вас общая: как получить долг от маркиза Клайверса. Третье. После убийства Харлана Сковила вам всем грозит опасность.

– Да черт возьми. – Глаза Уолша снова превратились в щелки. – Мы хотим поделить деньги, а значит, делим и риски, мистер.

– Ваше право. Начнем со второй проблемы. Гибель мистера Сковила не должна стать причиной отказа от ваших претензий к маркизу Клайверсу. Более того, именно теперь следует усилить нажим. Я посоветовал бы вот что… Арчи, где твой блокнот? Я продиктую письмо маркизу. Напечатаешь, а я подпишу. Обращение пусть будет демократичное: «Дорогой сэр. Как доверенное лицо своих нанимателей, мистера Виктора Линдквиста и мисс Хильды Линдквист, сообщаю Вам, что мне поручено получить от Вас деньги, которые Вы им должны с 1895 года, когда в Сильвер-Сити, штат Невада, Виктор Линдквист купил у человека по прозвищу Краб для Вас лошадь со всем снаряжением, благодаря чему Вы спасли свою жизнь. В тот день Вы дали письменное обязательство вернуть долг, который, без сомнения, подлежит оплате даже ввиду утраты юридического подтверждения сделки.

В те времена в тех местах хорошая лошадь была редкостью и стоила дорого, тогда как лично для Вас, учитывая сложившиеся обстоятельства, она была поистине бесценна. Мисс Линдквист, которая представляет в Нью-Йорке интересы своего отца, определила эту ценность в сто тысяч долларов. Таким образом, Ваш долг составляет сто тысяч плюс ежегодные шесть процентов.

Полагаю, Вы погасите долг без отсрочек, не вынуждая нас обратиться в суд. Я не являюсь адвокатом нанимателей. Если Вы предпочтете уладить дело через адвокатов обеих сторон, мы будем рады приветствовать такое решение».

Вульф откинулся в кресле:

– Ну как, мисс Линдквист?

Та нахмурилась:

– Он не откупится деньгами за Харлана.

– Разумеется, нет. Но всему свое время. Должен предупредить, что мое требование не имеет законной силы, поскольку для обращения в суд истек срок давности, но, возможно, маркиз не станет заниматься выяснением мелких подробностей. Письмо на грани шантажа, но совесть наша чиста. Также должен сказать, что при шести процентах годовых сумма, которую я обозначил в письме, каждые двенадцать лет удваивается, и в итоге долг составит немногим более миллиона. Дорогая ему попалась лошадка, но в ее задачу входит довезти нас до более или менее выгодных позиций. Согласны со мной, мисс Фокс?

Вид у мисс Фокс был плачевный. Она сидела, сцепив пальцы, отнюдь не такая холодная и спокойная, какой я ее видел днем, когда ей предъявили обвинение в краже.

– Нет, – сказала она. – Думаю, нет. Мистер Вульф. Я только сейчас начинаю понимать… Это я виновата в том, что мистер Сковил погиб. Это я все затеяла. Из-за денег… Нет! Не нужно посылать письмо. Ничего больше не нужно.

– В самом деле. – Вульф сделал глоток пива и, как обычно, медленным жестом поставил стакан на стол. – По-видимому, иногда убийства бывают в высшей степени прибыльны.

Клара Фокс крепче сцепила пальцы:

– Прибыльны?

– Безусловно. Если в Харлана Сковила стрелял тот, кто так или иначе имеет отношение к расписке Джорджа Роули – а скорее всего, так и есть, – то это убийство имело перед собой две задачи: устранить Сковила и напугать вас. Напугать так, чтобы вывести вас из игры. По-видимому, он добился своего. Молодец.

– Я не испугалась.

– Но вы готовы бросить свою затею.

Хильда Линдквист подняла голову, выставив вперед подбородок:

– Только не я. Отсылайте письмо.

– Мисс Фокс?

Она повела плечами:

– Хорошо. Отсылайте.

– Мистер Уолш?

– Ладно, вы на раздаче. По-моему, вы хотели прояснить пару вопросов?

– Именно. Я этим и занимаюсь. – Вульф осушил стакан. – Итак, письмо мы отошлем. Остается третья проблема. Должен обратить ваше внимание на следующие факты. Во-первых, вас разыскивает полиция… Причем вас, мисс Фокс, по подозрению в двух преступлениях. Во-вторых, в полиции вполне способны сообразить, что убийца Харлана Сковила либо знал его, либо знал о нем и вечером находился где-то неподалеку от этого дома. В-третьих, вряд ли в Нью-Йорке есть еще хоть один человек, кроме вас и маркиза Клайверса, который знал бы Сковила, а если и есть, то полиция вряд ли будет его искать… По крайней мере, до тех пор, пока не исчерпает более правдоподобные версии, а все они ведут к вам. В-четвертых, когда вас найдут и допросят, то, поскольку на бумажке у Сковила стояло имя Клайверса, вас начнут подозревать не только в причастности к убийству, но и в попытке самого что ни на есть безумного заговора против британского пэра. В-пятых. У вас будет три возможных линии поведения. Рассказать правду, и тогда вся эта ваша нелепая, невероятная история лишь усилит недоверие к вам и вас могут обвинить в чем угодно, в том числе в убийстве. Либо снизить накал страстей, рассказав часть правды, немного импровизируя, чтобы восполнить пробелы, и тогда вас поймают на лжи, а потом начнут давить по всем правилам. Либо отказаться отвечать, сославшись на свое конституционное право, но если вы им воспользуетесь, вас возьмут под стражу как важных свидетелей без права освобождения под залог. Как видите, все три пути весьма малоприятны. Как и сказала мисс Фокс, вы попались в ловушку. В любом случае, вас выведут из игры и вы не сможете докучать его светлости маркизу Клайверсу. Никогда.

Хильда Линдквист ни на секунду не опустила свой подбородок. Майк Уолш прищурился так, что глаз стало вовсе не видно. Клара Фокс расцепила пальцы и сидела, плотно сжав губы. Она их разжала, чтобы сказать:

– Ладно. Остаемся в игре. Что мы выбираем?

– Ничего. – Вульф вздохнул. – Ничего, из того, о чем я говорил. Черт побери, я романтик и так романтиком и умру. Но, как я предупреждал, я надеюсь, мой труд будет оплачен. Полагаю, я довольно ясно дал вам понять, что полиция не должна вас найти до тех пор, пока мы не будем готовы к этому. Я достаточно хорошо это обрисовал?

Женщины сказали одновременно:

– Дальше что?

– Дальше… Арчи, пригласи Сола.

Я вскочил по привычке, а не от усердия. Настроение у меня было так себе. Мне все это не нравилось. Когда я вошел в кухню, Сол пил портвейн и рассказывал Фреду и Фрицу свои небылицы. Я сказал, что его ждет Вульф. Сол пошел за мной и встал перед Вульфом.

– Слушаю, сэр.

Но Вульф повернулся не к Солу.

– Мисс Линдквист, позвольте представить: мистер Сол Пензер. Это единственный человек, которому я доверяю безгранично. Он холостяк, но у него есть множество женатых знакомых и даже друзей, а у них есть дом либо квартира. Вы ни о чем не хотите его попросить?

Проводящие пути в извилинах у мисс Линдквист были длинные. Она не поняла, чего от нее хотят. Тогда вмешалась Клара Фокс.

– Можно мне?

– Будьте любезны.

Она повернулась к Солу:

– Мисс Линдквист хотела бы на некоторое время укрыться где-нибудь в спокойном месте… На несколько дней… Она точно не знает, на сколько. Возможно, вы могли бы помочь ей подыскать такое место… У кого-нибудь из ваших друзей?

Сол кивнул.

– Разумеется, мисс Линдквист.

Он повернулся к Вульфу:

– Ордер выписан?

– Нет. Еще нет.

– Оставить Арчи адрес?

– Ни в коем случае. Если мне понадобится связаться с мисс Линдквист, я напишу до востребования. Пусть сообщит по телефону номер отделения.

– Выходим через черный ход на Тридцать четвертую?

– Именно это я и хотел сказать. Когда сделаешь дело, возвращайся сюда. Сегодня.

Вульф перевел взгляд.

– Мисс Линдквист, у вас осталось в гостинице что-нибудь ценное?

Хильда Линдквист уже поднялась. Она покачала головой:

– Нет. Ничего.

– У вас с собой есть деньги?

– Тридцать восемь долларов и обратный билет.

– Прекрасно. Вы запасливы. Спокойной ночи, мисс Линдквист. Приятных снов.

Клара Фокс тоже поднялась. Подошла к Хильде, обняла за плечи и поцеловала.

– Спокойной ночи, Хильда. Все пошло не так, но… не вешай нос.

Хильда Линдквист сказала громко:

– Всем спокойной ночи!

Она повернулась и пошла вслед за Солом. Через пару минут я уже слышал, как они спускались в подвал, откуда дверь вела в наш задний дворик. Мы все посмотрели на Вульфа, который открывал бутылку. Я тогда подумал, что, наверное, этот старый дурак выпендривается перед мисс Фокс и, может, даже уже решил отправить ее в Будапешт к своей мамочке. На мой взгляд, он на этот раз и в самом деле зарвался.

Вульф посмотрел на Майка Уолша:

– Теперь, сэр, ваша очередь. Вижу симптомы неодобрения, но мы делаем все, что в наших силах. Здесь, в кухне, сидит человек, которого вы уже видели, по имени Фред Даркин. Он вполне достоин доверия. Позвольте вам предложить…

– Не нужен мне ваш Даркин. – Уолш снова вскочил. – Ничего мне от вас не нужно. Все, я ухожу.

– Мистер Уолш. – Вульф наставил на него палец. – Поверьте, упрямство ни к чему хорошему не приведет. Я отнюдь не склонен к панике, но при нынешних обстоятельствах…

– Я так и понял. – Уолш сделал шаг к столу. – Именно это мне и не нравится.

Он посмотрел на Клару Фокс, на меня и на Вульфа, показывая всем своим видом, до какой степени это ему не нравится.

– Я, может, и не в лучшей форме, но жив пока что. Решили голову мне морочить, да? Мне куда-то там ехать прятаться, да? Может, ответите мне на пару вопросов?

– Вы их уже задали три подряд. – Вульф вздохнул. – Ладно, давайте.

Уолш развернулся ко мне:

– Тебя зовут Гудвин, да? Это ты снял трубку, когда позвонили Харлану?

– Нет. – Я ухмыльнулся. – Меня здесь не было.

– Где ты был?

– В «Сиборд продактс», в корпорации, где работает мисс Фокс.

– Ясно. Тебя здесь не было. И ты, конечно, никак не мог позвонить Харлану.

– Мог, но я не звонил. Послушайте, мистер Уолш…

– Я достаточно вас наслушался! Я вон мисс Фокс целый год слушал да смотрел на ее приятное личико. В ней я, конечно, не сомневаюсь, а вышло-то все равно… я сам и помог расставить капкан для Харлана. А Харлан был моим другом…

Майк Уолш умолк, сжал губы, посмотрел на нас, и вдруг на глазах у него появились две настоящие большие слезины и скатились вниз, оставив на морщинистых щеках влажный след. Он продолжил:

– Я тут ел вместе с вами. Ел и пил. Может, это мне еще встанет поперек горла. А может, вы тут все честные, не знаю, но кто-то же оказался нечестный, и я намерен выяснить, кто. И с чего это полиция решила искать мисс Фокс из-за краденых денег? Это я тоже выясню. А если мне нужно будет получить свою долю, я сделаю это сам, маркиз он там или не маркиз. Спокойной всем ночи.

Он повернулся и направился к двери.

Вульф рыкнул:

– Останови его, Арчи.

Помня про револьвер в заднем кармане, я зашел сбоку и скрутил ему руки. Уолш разозлился, попытался вырваться и пару раз двинул меня по лодыжке, но через четыре секунды все же сообразил, кто сильнее. Он еще немного подергался, потом успокоился, но я его не отпустил. Он сказал:

– Что, моя очередь, да?

Вульф спокойно ответил:

– Вы назвали меня дураком, мистер Уолш. Возвращаю вам ваш комплимент. А голова у вас к тому же, еще и слишком горячая, что еще хуже. Памятуя о вашем возрасте, мы, гуманизма ради, не можем причинить вам вреда. Вы свободны идти куда угодно, но должен предупредить, что вне стен этого дома опасность вас будет подстерегать на каждом шагу. Более того, любое ваше слово может оказаться опасным, причем опасным не только для вас, но и для мисс Фокс и мисс Линдквист. Я настоятельно вам советую быть осторожнее…

– Сам разберусь.

– Майк! – Клара Фокс протянула к нему руки. – Майк, вы же не думаете… Мистер Вульф прав. Не уходите! Отпустите его, мистер Гудвин. Майк, пожмите ему руку.

Тот покачал головой:

– Ты что, не видела, как он меня? А я всего-то хотел просто уйти. Терпеть не могу всех этих легавых и всегда не мог. И что он делал у тебя в конторе? Если ты мой враг, Клара Фокс, то помогай тебе Бог, а если нет, может, мы еще и станем друзьями. Но не сейчас. Как только этот гад уберет руки, я уйду.

Вульф сказал:

– Отпусти его Арчи. Всего доброго, мистер Уолш.

Я ослабил хватку и отступил в сторону. Уолш проверил, целы ли ребра, повернулся ко мне, потом к Вульфу. И сказал;

– Нет, я не дурак. Где у вас черный ход?

– Майк, не уходите! – взмолилась Клара Фокс.

Майк Уолш не ответил.

Я пошел вперед, и он, прихватив в прихожей свою шляпу и плащ, двинулся следом. Я велел Фреду открыть ему калитку и проводить до Тридцать четвертой улицы, и включил для них свет в подвале. Я стоял и смотрел, как они спускались. Мне уже было все равно, выпендривается Вульф перед мисс Фокс или нет, потому что хуже старого ирландца, решившего самостоятельно во всем разобраться, ничего нет и быть не может. Но раз Вульф велел его отпустить, то, возможно, так было зачем-то нужно.

Когда я вернулся в кабинет, Клара Фокс по-прежнему стояла. При виде меня она спросила:

– Значит, ушел?

Я кивнул:

– С гордо поднятой головой.

– Как вы думаете, он это все серьезно? – Она повернулась к Вульфу. – Наверняка ведь нет. Просто он сердится. А еще испуган, и ему жалко Харлана. Я понимаю, что он чувствует. Он тоже считает, что Харлан погиб из-за нас, потому что мы все это затеяли, и не хочет спасаться бегством. И я тоже. Я тоже не хочу спасаться бегством.

– Вам повезло: вам бежать никуда не придется. – Вульф допил пиво, поставил стакан на поднос и отодвинул поднос к чернильному прибору. Это у него означало, что пива на сегодня достаточно, и потому он, прежде чем подняться наверх, возможно, откроет всего одну лишь бутылку, при условии что его ничто не задержит. Вульф вздохнул. – Видите ли, мисс Фокс, сегодняшний случай беспрецедентный. Много лет ни одна женщина не ночевала под этой крышей. Не то чтобы я что-то имел против женщин, разве только когда они пытаются водвориться у меня в доме. Да, когда они заняты тем, для чего предназначены – лгут, льстят, интригуют, скандалят, – то некоторые из них бывают просто великолепны. Так или иначе… Вам наверняка понравится наша южная комната для гостей. Она находится над моей, этажом выше, и не менее удобна. Могу добавить, что я умею ценить цвет, текстуру и форму, вкус у меня есть. На вас приятно смотреть. Вы красивы, и ваша красота необычна. Говорю это, дабы информировать вас о том, что на сей раз я готов отступить от своих правил, хотя до сих пор даже мысль о женщине в моем доме была неприемлема.

– Спасибо. Вы хотите меня спрятать у вас?

– Именно. Вы должны оставаться в своей комнате, не выглядывать в окно и не трогать занавески. Что конкретно нужно будет делать, вам объяснят. Этим займется мистер Гудвин. Если же ваш визит затянется, можете спускаться в столовую. Еда на подносе – оскорбление и для еды, и для едока. На этот случай предупреждаю: ланч ровно в час, обед в восемь. Но прежде чем мы разойдемся по своим комнатам, мне нужно получить еще от вас ответ на два вопроса: где сегодня находились вы, мисс Линдквист и мистер Уолш с пяти до шести часов вечера?

Клара Фокс кивнула:

– Понимаю. Так вот почему вы спросили, не убила ли я кого-нибудь, а я еще подумала, что это просто ваша эксцентричность. Но, конечно, вы и сами в это не верите. Как я и сказала, мы втроем искали Харлана Сковила.

– Подробнее. Арчи, блокнот! Итак, со слов мистера Гудвина мне известно, что вы покинули кабинет мистера Перри в пять пятнадцать.

Клара Фокс бросила взгляд в мою сторону.

– Да, примерно. Именно в это время мы должны были встретиться с Харланом. Я собиралась заехать за ним в его гостиницу на Сорок пятой улице, но опоздала и приехала почти в половине шестого. В гостинице его не оказалось. Я вышла на улицу, прошла пешком квартал до другой гостиницы, потому что подумала, вдруг он меня не понял, потом вернулась, но он не появился. Мне сказали, что, насколько они там в курсе, он вышел после полудня и больше не возвращался. А Хильда остановилась в гостинице на Тридцатой, и мы с Уолшем договорились, что он будет ждать ее внизу в холле без четверти шесть, а я за ними заеду. Разумеется, я опоздала и приехала в шесть, и мы все решили еще раз заглянуть в гостиницу к Харлану, но снова его не застали. Мы подождали немного и отправились к вам. Приехали в шесть тридцать. – Она помолчала, кусая губу. – А он был уже… Мы его ждали, а он был уже мертв. А я хотела… Я думала…

– Не нужно, мисс Фокс. Его не воскресить… Итак, вы не знаете, чем занимались мисс Линдквист и мистер Уолш между пятью и шестью часами вечера… Не нужно, прошу вас. И больше не говорите, что я дурак, иначе я буду вынужден вам поверить. Я лишь пытаюсь выстроить картину событий. Как минимум, схему. Однако время позднее, и вам пора оставить нас и отправляться спать. Помните: не выходите из комнаты. Ради вашей же безопасности и ради моего спокойствия. Мистер Гудвин…

– Понимаю. – Она нахмурилась. – Я могу навлечь на вас серьезные неприятности. Это называется укрывательство…

– Чушь! – Вульф выпрямился в кресле, а его рука машинально потянулась к стакану, но пиво закончилось. Он мельком взглянул на меня, чтобы проверить, заметил я или нет, и снова откинулся на спинку.

– Укрывают преступников, кем вы не являетесь. Я исхожу из предположения, что вы не совершили никакого преступления: ни кражи, ни тем более убийства. Если я ошибаюсь, скажите об этом сейчас, и можете отправляться на все четыре стороны. Если нет, то идите же наконец спать. Фриц вам покажет вашу комнату. – Он нажал на кнопку вызова. – Итак?

– Я иду спать. – Она убрала со лба волосы. – Но не думаю, что смогу уснуть.

– Уверен, что уснете. Вам лишь кажется, что спать не хочется. Как минимум, надеюсь, что не начнете ходить туда-сюда, потому что моя комната под вашей.

Дверь открылась, и Вульф повернулся:

– Фриц, будь любезен, проводи мисс Фокс в южную комнату и выдай ей полотенца и прочее. Утром отнесешь ей наверх завтрак и ее розы. Пусть Теодор подрежет стебли… Между прочим, мисс Фокс, у вас ничего с собой нет. На изысканные туалеты не рассчитывайте, но какой-нибудь халат найдется. У мистера Гудвина, например, есть шелковые пижамы, ему их ко дню рождения шлет сестра из Огайо. Они нелепы, но отнюдь не плохи. Уверен, он с вами поделится. Фриц, они в комоде возле окна. Разве что… Разве что, Арчи, ты предпочтешь сам отнести их мисс Фокс?

Я еле сдержался, чтобы не перевернуть свой стол. Черт побери, он прекрасно знал, что я думаю об этих пижамах. Я до того разозлился, что даже, наверное, покраснел, потому что Фриц прикусил нижнюю губу. Я даже не нашелся что ответить, чего со мной, как правило, не случается, я за словом в карман не лезу, а тут сидел и молчал, но Вульфу повезло, потому что в эту самую секунду раздался звонок. Я встал и пошел мимо них открывать.

Я допустил ошибку по двум причинам. Я был уверен, что это Сол, который уже должен был бы пристроить мисс Хильду Линдквист и вернуться, но в другое время я все равно сначала проверил бы, а тут все еще продолжал возмущаться вульгарной шуточкой Вульфа. Впрочем, факт остается фактом: я проявил небрежность. Я повернул ключ, снял цепочку и открыл дверь.

Они ввалились так, что едва не сшибли меня с ног. Я все же устоял на ногах, хоть они и двинули меня дверью в плечо, а остальное сделал рефлекторно. Их было двое, и они очень торопились попасть в дом. Прыжком отскочив назад, я встал у них на пути и первого встретил коленом под дых, а второго достал кулаком. Тот качнулся и хотел было вернуть удар, но мне это было уже без разницы. Я подхватил того, кто получил коленом, и махнул им, будто метлой… Плюс скорость, плюс мои сто восемьдесят фунтов. В итоге вымел их из прихожей. Они выкатились на крыльцо, где один споткнулся и загремел вниз, а другого я уронил, разжав руки, развернулся, захлопнул дверь и услышал, как щелкнул замок. Потом я трижды нажал на кнопку. Парень, сверзившийся с крыльца, который пытался меня ударить, поднялся и сделал шаг в мою сторону со словами:

– Мы – офицеры…

Я услышал за дверью шаги и крикнул:

– Фриц? Скажи мистеру Вульфу, что к нам тут пришли в гости два джентльмена, и я беседую с ними на крылечке. Эй! Это самое лежит у меня в нижнем ящике.

Глава восьмая

Я сказал:

– Какие еще офицеры? Армейские, флотские?

Он посмотрел на меня сверху вниз. Он был выше меня на дюйм и к тому же встал во весь рост и выпрямился. Он постарался придать голосу твердость, так что испугал бы любую школьницу.

– Послушай, приятель. Я о тебе наслышан. Давно не отдыхал на асфальте?

Его коллега наконец поднялся с четверенек, но ростом он был ниже. И сложением в самом деле немного смахивал на метлу. Я решил, что пора вылить немного масла в беспокойные волны. Можно было бы устроить хорошую драку, но я должен был вернуться в дом. Я изобразил дружескую улыбку:

– Черт, что же вы раньше не показали бляхи? О’кей, сержант, спасибо. Не успел рассмотреть, вы меня чуть дверью не сшибли и ворвались, как ураган. Это ваш способ устанавливать контакт?

– Ладно, теперь ты увидел наши бляхи. – Сержант повернул ко мне плечо, второй сделал то же самое. – Дай нам войти. Мы пришли к Ниро Вульфу.

– Очень жаль, но у него болит голова.

– У нас есть с собой лекарство, как раз от головной боли. Послушай. Меня предупреждали на твой счет. Ничего, когда-нибудь и с тебя собьют спесь. И похоже, сейчас самое время. Вообще-то мы тут на законных основаниях. Дай нам войти, или я вышибу дверь. Мне нужен Ниро Вульф.

– Нет у вас никаких законных оснований. Разве что у вас есть ордер.

– Смотри-ка, грамотный… Дай нам войти.

Я начал терять терпение:

– Какой вам смысл зря тут торчать? Никуда я вас не впущу. У нас только что вымыли полы. К тому же Вульф ночью не принимает. Скажите, как джентльмен и как полицейский, что вам от нас нужно, и я помогу, чем могу.

Он постоял, выпучив глаза. Потом сунул руку за пазуху в нагрудный карман, достал бумагу – и колени у меня затряслись, как колесо, которое вот-вот отвалится. Если это ордер на обыск, значит, мы доплясались. Он развернул свой документ, протянул, чтобы я мог прочесть, и от одного только взгляда на этот листок под тусклым уличным фонарем я снова пришел в отличное расположение духа. Это был всего-навсего ордер на арест. Я взглянул на него еще разок и увидел кучу полезной информации, в том числе имя Рэмзи Мьюра.

Сержант рыкнул:

– Читать умеешь? Клара Фокс!

– Миленькое имя.

– Мы пришли за Кларой Фокс. Открывай.

Я поднял брови:

– Чтобы я вас впустил? Да вы спятили.

– Ладно, спятили. Открывай.

Я покачал головой, достал сигарету и закурил. Я сказал:

– Послушайте, сержант. Ночь давно, а мы тратим время на обмен любезностями. Вы отлично знаете, что войти в эту дверь без ордера на обыск у вас прав не больше, чем у тараканов. Мистер Вульф обычно более чем охотно сотрудничает с полицией… Если не верите, спросите у инспектора Кремера. Я тоже сотрудничаю. Черт возьми, да у меня копы лучшие друзья. Я даже не в обиде за то, что меня чуть не пришибли, что я перенервничал… Я принял вас за грабителей и вышвырнул на улицу. Но вот так уж вышло, что именно сейчас мы хотели бы обойтись без компании.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная